Коты-Воители: Сломанные Цепи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-Воители: Сломанные Цепи » Назад В Прошлое » Чем холоднее ночь, тем жарче огонь страсти... 16+


Чем холоднее ночь, тем жарче огонь страсти... 16+

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Участники
Петербург, Берлин
Место
Старая Площадка
События
Знакомство Петербурга и Берлина на территории племени Алой Крови
Статус
Закрыт

0

2

Закатное солнце окрасило горизонт янтарным светом. Последние минуты бодрствования светила тянулись до отвратительности долго, будто оно прощалось со всем миром и все никак не могло отложить сентиментальность и уйти за горизонт. Старая площадка - была излюбленным местом Петербурга, особенно в такие вечера. Тени деревьев ложились на старые качели, ржавую горку и странную штуку. Кажется людские котята звали ее паутинкой? Однако, бревно, так любимое и лелеемое Петей, было освещено последними лучами солнца.
Черный кот, весело мурлыкнул, видя эту картину, радующую глаз. Он тень скользнул вдоль кустов и, запрыгнув на бревно, подставил морду под свет. От непривычки глаза тут же заслезились. Все таки, большую часть дня кот провел в подвале, да и большую часть ночи тоже. Кончилось все тем, что его выгнал какой-то крикливый человек. Может дворник или бомж? Скорее второе... Вид у него был какой-то неотесанный, дикий. Вспомнив, сегодняшнего гостя, Кит поморщился.
Но он быстро забылся, следя за детьми игравшими около курятника, где сейчас, по какой-то причине не было кур.
Черный улыбнулся и развалился на бревне, подставляя черный живот под лучи. В листве деревьев стрекотали воробьи, видно обеспокоенные присутствием кота.
Тише, пернатые... Вы мне без надобности... - пронеслось в голове черного.
Не смотря на все неудачи, вечер, по мнению черного, выдался весьма удачным. И надо же случится такому счастью - сегодня во дворе нет назойливых кошек и котов. Они любят приставать с дурацкими расспросами. Столь нудные и осточертевшие беседы сильно выматывали кота. Особенно, если они велись с представительницами слабого и прекрасного пола, а то бишь кошками... Он их ненавидел. Терпеть не мог. Почему? Пусть это останется его секретом...
Вот, кот, почувствовав удушья, был вынужден ретироваться в тень, с любимого бревна. Чертова аллергия... Надо ж было уродится таким дефективным.... Пожалуй, это лучшее описание Кита. Уши не опущены, красивых подпален и элегантных полосок нет, да еще и аллергия на солнце. Жуткая жуть.

0

3

С самого своего начала день Берлина проявил себя не с самой лучшей стороны. Сначала его угораздило поцапаться с каким-то белым котом-одиночкой, который утверждал, что территория Алой Крови принадлежит ему, потом другой одиночка стырил его дичь, другой спугнул его голубя во время охоты. Потом еще котята двуногих доконали. Берлину хотелось как можно скорее свернуться клубочком, уснуть и проснуться в завтрашнем дне. Тогда он попробовал бы все изменить... Точнее попробовал провести его менее бесцельно.
"Бер, хватит себя угнетать! Давай, встряхнись, улыбнись и магом шарш вперед!" - подбадривал он себя. Его тонкие, длинные лапы быстро шагали по асфальту. Его подушечки уже давно огрубели от постоянной ходьбы по асфальту, такому жесткому. И плюс острый мусор, оставленный двуногими...
Берлин шел довольно быстро, так что уже очень скоро оказался на старой площадке. Однако и здесь разочарование! Его любимое место - бревно - было уже занято каким-то одиночкой. Тяжко вздохнув, кот решил прилечь неподалеку. Но незнакомец, на удивление Геры, вдруг спрыгнул, освободив любимое местечко. Не теряя ни секунды, кот тихо, но быстро подобрался к бревну и бесшумно запрыгнул на него. Уже тогда, когда он старался устроиться удобнее, его когти начали шуршать по сухой коре. И уже в этот момент он вспомнил о незнакомце и резко замер, вытаращив глаза.
- Надеюсь, - Негромко начал Герасим. - Мне судьба не послала еще одного кота, с которым придется поцапаться?
Выдержав некоторую паузу, на продолжил, но дальнейшие его слова уже больше походили на монолог.
- Ах, я так устал! Все мышцы ноют из-за постоянных драк да стычек! Ни минуты покоя! - Искренне возмутился элитный воин. - Ах, скорее бы уже умереть! - Кот артистично приставил лапу ко лбу.

0

4

Черный, почувствовав запах чужака нервно дернул ухом и огляделся. Надо же... Его внутренне чувство самосохранения несколько притупилось и он не заметил черного кота. Странно... Впрочем, ничего необычного. Обоняние притупилось из-за очередного приступа и удушья..
- Чертова аллергия... Не она бы, успел смотаться восвояси и мирно прогуляться в тишине... Может найти чего-нибудь съестного... Давненько я не заходил в тот магазинчик продавец поди заждался... Соски в прошлый раз были весьма ничего... Хотя бы получше уличных отбросов... А в лес... Хм... Далековато идти...  Впрочем, когда это меня останавливало... - монолог в голове продолжался до первой фразы незнакомца. При первом слове черного кота, Петр прижал уши к затылку. Молниеносная, уже превратившаяся в рефлекторную, реакция типичного одиночки. Ничего удивительного. После окончания речи котяры, Кит встряхнулся, гордо поднимая голову, сел и холодно ответил:
- Если ищете психолога, вы не по адресу, - обычный ответ Пети. Хотя стоило ли так остро и враждебно реагировать? Быть может поболтать с ним пару минут, развеяться? От него пахнет бандой, что живет близ гаражей, в одном из заброшенных людьми подвалах...
Герой не любил посягать на чужую территорию так же, как и не любил, когда посягает на его. Не то чтобы у него было лично пространство и дом. Он скорее не любил, когда посягают на его личное пространство, начинают лезть в душу с кучей вопросов. Обычно все попытки солнечных и вселюбящих кошаков заканчивались на слове "Привет, а меня зовут....". Терпеть Петя не мог таких. Его аж выворачивало от правильности и доброты подобных, пресных личностей. Можно сказать ему слепило глаза от их света. Не забывайте, что у Петербурга аллергия на солнце, как в прямом, так и в переносном смысле. Так что, прежде чем решите лезть к этому коту подумайте раз десять, потом вернитесь назад и подумайте еще раз сорок, если это не помогла повторить операцию пять раз. После всего, если все еще хотите лезть к Киту с расспросами и своей неуемной добротой, сходите к психологу. Нет, Петя не психолог, он предсказатель, психолог - следующий кабинет.

Отредактировано Петербург (06-07-2016 22:10:49)

0

5

- Психолог мне не нужен. - Вздохнул Берлин. Он закрыл глаза, вновь теряясь где-то в недрах своих мыслей, но на самом деле все это лишь поверхность. Когда покажется, что конец его мыслей близок, знайте, что вы продвинулись только на одну десятую. И дальше кот вас не пустит. Берлин раздражается, когда кто-то упорно пытается разобраться в нем, его личности, мыслях. Бер считает, что "они" не имеют прав лезть ему в голову.
Подавив глубокий вздох и желание открыть глаза, Гера тихо, почти беззвучно усмехнулся. Они попали в ловушку , название которой жизнь. И страшна эта ловушка законами и правилами, которые необходимо соблюдать. Да, жизнь не плоха, но эти законы... Это все равно, что пребывать в саду, окруженном высокими бетонными стенами, покрытыми колючей проволокой. Вроде красиво, но нет того, что есть в садах открытых. Нет того воздуха, столь нещадно терзающего мягкое тело. Нет свободы не только для находящегося там, но и для самих растений.
В таких садах хорошо себя чувствуют только слабые, безвольные, пустые личности. Или рабы. Они не смогут найти в себе силы на действия, не смогут придумать как преодолеть стену. И они подчиняются глупым правилам, что диктует им вольная и коварная личность. А Берлин сбежал из сада, поняв, что смерть - лучшее избавление. Но он ждет, терпеливо ждет своего часа избавления. И молится в храме пустоты своего смысла бытия о смерти. В конце концов, это его жажда, его страсть. Ни одна пытка не сможет лишить его этой бездумной и необычной любви к смерти. Она его Богиня, его муза...
- Просто ищу покоя и это место обычно мне его дарит. - Пояснил Сумеречный Ангел. Кот лениво улыбнулся и открыл глаза, сияющие синим пламенем. В очах горела свобода, а единственное, что осталось от его оков - тело.

0

6

Петерберг, продолжая оставаться в тени, едва заметно кивнул, будто в знак согласия. Однако, на самом деле кот, по обыкновению плутал в дебрях своего сознания, изредка натыкаясь то на одну, то на другую глубокую мысль, которые когда-то откладывал на потом и в конечном итоге, просто-напросто забывал об их существовании. Мысли извивались, недовольно шипели и на перебой шептали свою правду, которая давным-давно уж утратила какое либо значение для кота. В целом его не волновал никто, за исключением себя. Практически никогда черный не думал о благе других, о их чувствах, мнении, чем-либо вообще... Все это было безразлично. Но теперь... Кажется все иначе или ему только чудиться? Лишь очередная игра разума над его искаженным сознанием? Чтож, весьма приемлемо. Хотя кто знает? Ведь, последние луны действительно отличались от всех других. И, кажется, совсем недавно, на микропиксельную минисекундочку Петру действительно показалось, что он... Он чувствовал. Пугался, сомневался, радовался, наслаждался, грустил. Странно, очень странно. Особенно если принять в виду тот факт, что так много чувств он испытывал практически одновременно. Обычно у него эмоциональный диапазон, как у чайной ложки, если не меньше. А тут...
Впрочем, не будем зацикливаться на этом. Какая разница почему не значимое стало значимым? Стало и все тут.
Кит пробежался юрким в взглядом по морде кота, слегка прикрытым глазам, изгибу спины. Темная шерсть, как у него самого и так же слегка отливает синевой, истерзанный трофеями ошейник невесомо болтается на шее. Они будто бы одинаковы, но в сущности ничего общего. Пит - мелкий, захудалый, болезненный шарлатан, этот же - храбрый воин. Эх.
- Просто ищу покоя и это место обычно мне его дарит, - ответ вырвал кота из мыслей и тот, мотнув головой очнулся. Перед глазами все еще мерцали отголоски медовых огоньков, оставшихся от привидения.
Почудиться же... - невольно подумал кот, дернув плечом и как бы скидывая очередную тему для рассуждений на досуге в пыльный, переполненный чулан.
В этом..., - черный выдержал некую паузу неодобрительно поглядывая на пухленького, неповоротливого щенка, рывшегося в помоях близ мусорной свалки. Сам по себе он не представлял угрозы, а вот его мамаша.... Мда... Так, о чем я...
... Вынужден согласиться с тобой, - как-то они быстро перешли на "ты" не находите?
Кот устало прикрыл глаза, окидывая столь приятный вид. Заходящие лучи солнца приятно ласкали спину. Всем, но только не ему. Эх, ну что за несправедливость?
Откровенно говоря, Киту нравилось солнце, но он ему нет. Ну вот, опять безответная любовь и так всю жизнь, и я это не только про солнце.

0

7

На черной мордочке Берлина проступила улыбка. Он уже в открытую стал изучать своего случайного собеседника. Худенький красавчик... Улыбка вдруг стала похотливой. В глазах Геры зажегся озорной огонек. Кот не сводил с собеседника взгляда.
Вдруг Берлин поднялся со своего места и всей своей величественной фигурой заслонил солнце, так что его и без того черный силуэт стал еще чернее. Вокруг него - солнечные блики.
В глазах синее пламя самого Сатаны, за спиной солнечные крылья Бога. Кто же он? Падший ангел сумерек.
Герман не сводила взора пылающих глаз с Петербурга, чьего имени, вообще-то, еще не знал.
- Я Берлин. - Голос звучал мягко, даже ласково. Что он делает? Что у него в голове? Буквы в ряд, вереницы слов, бредовых предложений и словосочетаний. Тонкие нити стягивают открытую рану на душе. Она кровоточит. Бред. И нет там никакой... раны? Или же души? Кто его знает...
Черный хвост извивался, словно схваченная змея, но раза в три мягче, более плавно.
Облизнув губы, Берлин провел когтями правой лапы по сухой коре. Пыли не было - только ровные отметины когтей.
- Могу я узнать имя прелестного создания, что я вижу пред собой?
Берлину понравилось тело собеседника. Худое тело, покрытое черной шерстью. И Бер хотел завладеть этим телом, в любом смысле. Кот не хотел отпускать янтарноглазого. Нет, в глазах не янтарь, а самое настоящее солнце, которое так любил наблюдать герой.

0

8

Кот ухмыльнулся, обнажая острый кончики белоснежных клыков, еще не успевшие покрыться желтизной. Он видит интерес, огонь в глазах собеседник. И... Это ему нравится, но в то же время и зарождается чувство, вызывающее тошноту. Неужели в нем прекрасно лишь тело.
Опомнись, что еще? Твоя душа давно прогнила, - возвращает Петербурга на землю шипение одной из мыслей в голове. Она извивается, душит его. И все же, кот, надевая гордую маску отвечает, :
Петербург, - тон холоден и безразличен. Почему? Так надо, он так привык.
Черный вскидывает голову, непокорно глядя в голубые глаза Берлина. Огонь и Вода, но лишь поверхностно. Быть может внутри...
Голубые глаза - признак гнилой души, - вспоминает Кит, дернув ухом высказывание одного из философов старых книг его прошлого хозяина. Его друга. Кажется, последнего.
- Могу я узнать имя прелестного создания, что я вижу пред собой? - на что Петербург усмехается, намеренно делая это как можно обворожительнее.
Не все, что прелестно снаружи - таково и внутри... - на грани слышимости замечает Кит и на дне его глубоких глаз вспыхивает недобрый огонек. Ослепительный контраст - хобби этого шарлатана. И, пожалуй, самый неповторимый талант. Тело - все, что у него есть. Теперь.
Этим летним вечером, когда лучи заходящего солнца окрасили старую площадку в яркие краски, родилось что-то. Светлое или темное, доброе или злое. Но,  мысль о том, что безразличие наконец отступит успокаивала.

0

9

Берлин кивнул. Чему именно - не ясно. Ему к голову вдруг полезли самые разные мысли. Но он слушал только самые дикие из них. Они шептали, говорили, что нужно бы завладеть этим очаровательным на мордочку котом. Спустившись с бревна, воин сделал круг вокруг Петра.
- Демон несбывшихся грез любовных утех... - Гера коснулся носом худого плеча собеседника.  Провел тыльной(чтобы не поранить) стороной громадного когтя по спине, дальше, до крестца. Облизнув губы, Герасим снова заглянул коту в глаза. Его ледяные глаза горели ярким синим пламенем, а огненные глаза его собеседника веяли мертвым холодом. Это лишь сильнее возбуждало.
Кот совсем не стеснялся своего поведения, не смущался того, что чувствует. Он просто знает, что так не должно быть. Но кто так сказал? Он волен выбирать самостоятельно. И он выбрал. Выбрал не то, что хотели бы от него другие, не то, что хотелось бы от него общество.
И  он доволен этим сполна. Он хотел того, что делал т делал то, что хотел. Вот и все.
- Ах, было бы интересно узнать как хорошо работают эти милые бедра... - Герман описал еще один круг вокруг Петербурга.

0

10

Петребург вскинул бровь, явно пораженный действиями собеседника. После опыта с Киокко прикосновения Берлина не казались столь абсурдными, но от них за версту несло непристойностью и похотью. Интересно...
Поначалу кот пытался уследить за кружащим вокруг него хищником, однако, вскоре он потерял его из поля зрения. И тогда-то он напал. Напал стремительно и из слепой зоны, как и должен был нападать настоящий хищник. Кот вздрогнул, чувствуя прикосновение к своему плечу. Он попытался отстраниться, однако, не успел. Что-то холодное коснулось его спины, спускаясь вниз к позвоночнику. Тело отреагировала на этот нахальный жест мгновенно. Мурашки пробежались от затылка к копчику. Кот изогнулся, не имея возможности управлять телом. Вовремя Кит успел прикусить губу, чтобы заткнуть себя.
Этот кот.... Вот черт.
Петербург попытался остудить сознание, но теплый комок внизу живота, коротким звонком напомнил, что это врядли получится. И, как это было в прошлый раз, Кит сдался.
- Ах, было бы интересно узнать как хорошо работают эти милые бедра... - - Петр хмыкнул, поворачиваясь лицом к Герману и заглядывая через глаза в его душу.
Вот - этими? - Петер намеренно вильнул бедрами, как бы издеваясь над новым знакомым.

0

11

- О, ты все правильно понял, моя прелесть...- Гера улыбнулся. Стук сердца разливается по тело. Вверху кровь остывала, зато внизу кипела. Страшно? Ему уж точно нет. Он знал, чего хочет.
Он хотел его и он его точно получит. В любом случай, при любом раскладе. Просто потому, что так должно быть и все тут.
Берлин провел теплым шершавым языком по спине кота, провел ниже, достигнув основания хвоста. Долгие прилюдия. А иногда это и раздражает. Может, горький день приготовил сладкий финал? Пора избавиться от горечи на губах. Он даст себе волю? Да, именно так.
- Я не приму возражений, моя прелесть...- Бер почувствовал, как на его тело нахлынуло огромной волной и смыло к черту на рога состояние аффекта, но вовсе не патологического. И еще немного и он погрузится в экстаз. И в этом безумном экстазе завладеет Петербургом.
Приподнялся на задних лапах, передними лаская спину и бедра кота.
"Ты хочешь быть моим?"
Но Берлин ничего не говорил - это было бы бессмысленно. Он будет принадлежать ему и все тут.

0

12

Хм. От мыслей - сразу к действиям. Мне нравится эта тактика. Не нужно никаких трепаний по этому поводу. Полностью с тобой солидарен. - подумал кот, стараясь не выпускать из виду своего хищника. Своего..... Это, пожалуй, слишком громко сказано.
Кот изогнулся, чувствуя как шершавый язык скользнул по линии позвоночника. Он екнул, прикусывая губу, ловя тихий стон. Все эти прелюдия - кот обожал их. Даже не столько он сам, сколько его тело.
Возбуждение росло, а тело реагировало с каждым разом все резче, но Петербургу уже как-то плевать. До пошло оно к черту, все. И в особенности те придурки двуногие, которые на них таращатся, как на седьмое чудо света. Раз уж больно интересно, то пошли бы домой - порнуху посмотрели. Нет же.
Однако, от невеселых мыслей его отвлек резкий толчок. Кот вскрикнул, зажмурив глаза от боли. И тут же застонал от накрывающего наслаждения, от которого боль уходила на задний план. Когти Берлина слегка царапали ягодицы, и вскоре металлический запах взвился в воздух, однако, в тот момент этот аромат действовал как сильнейший наркотик, отшибая голову насовсем, хотя казалось бы - уже и так достигнута крайняя точка. Наконец, привыкая к ритму своего партнера, Петербург слегка качнулся, стараясь делать это не слишком резко. Однако, что в подобной ситуации можно назвать "не резким"? Тело становится чувствительнее, а все места эрогенными.
Стоны громкие и столь непристойные срывались с его губ. В этот раз все было не так, как прошлой ночью. Все было по другому. Если тогда события основывались на ночной романтике, то сейчас это была страсть - жаркая и необузданная. Разрядка настигла обоих слишком скоро. Опустошенны, не в силах держаться на лапах, Петр прилег на землю, притягивая к себе Берлина. Он провел языком по лбу, слегка прикусил ухо и спустился по шее к ключицам, возбуждая, провоцируя и издеваясь. О да, в этом весь Кит.
Узнал? - ехидно поинтересовался кот, нависая над Германом,: Или еще до конца не прочувствовал?

0

13

Хорошо, что Берлин - это просто Берлин, а не берсерк. Но Да черт с этим. Кот был в восторге. Изящное черное тело манило все сильнее и сильнее. Каждый вздох не обходился без мысли, без желания забрать его себе и никому больше не отдавать. Гера прильнул к телу Петербурга, вдыхая его запах; неповторимый, необыкновенный, манящий.
Крики ворон. Взгляды людей. А насрать на них всех и их мысли. Сейчас все внимание кота было сосредоточено вокруг Петра. Мысли стаей ворон  кричали ему все больший и больший абсурд. Но они звучали слишком громко и грубо. Но Берлин делал их более мягкими на звучание, не меняя смысла.
- Узнал, - Над самым ухом партнера шепнул кот. - Но удастся ли раскрутить тебя на бис?
И все сильнее им овладевала страсть. Дикая, огненная страсть, подобная жгучей лаве, подобна раскаленной стреле, пронзающей плоть ночной тишины. Ночь? Уже ночь? Как быстро летит время, однако. Ветер коснулся тел котов, ласково потрепав шерстку. Сумеречный Ангел резким движением поднялся и навис над Петербургом. Чем холоднее ночь, тем жарче огонь страсти.

Отредактировано Берлин (12-12-2016 07:08:36)

0

14

Бис? - повторил кот, ухмыляясь и этой самой полуулыбкой завлекая, маня, возбуждая. Возможно... - он потянулся к морде Германа, проводя языком вдоль шеи, прикусывая нежную кожу у основания плеч, огибая ложбинки ключиц. Янтарь глаз сверкнул во мраке, сквозь черные, длинные ресницы. Черный вновь упал на холодную, заледеневшую землю, открывая шею, грудь, живот и то, что ниже.... Он будто издевательски хмыкнул, ожидая реакции оппонента. Будто бы разрешая коснуться себя и одновременно - нет. Полуприкрытые глаза ловили взор Берлина, исследовали его, будто бы даже касаясь или это был ветер?
Петербург приподнял лапу, едва ощутимо проводя подушечками линию от подбородка по шее, груди животу и спускаясь ниже. Ох эти бесконечные прелюдия, Кит любил их, любил то томление, переполнявшее его, тот жар. Лед тоскующий в огонь, тьма влюбленная в свет, зло желающее добра - трагический дуэт.

0


Вы здесь » Коты-Воители: Сломанные Цепи » Назад В Прошлое » Чем холоднее ночь, тем жарче огонь страсти... 16+